Чистое небо

Легкий способ почувствовать себя особенным

Рецензент: Дмитрий Трунченков
Рецензия на книгу: Чистое небо, ЭКСМО

Сюжет нового романа Питера Хёга незамысловат. Обладающий удивительно острым музыкальным слухом знаменитый датский клоун (на протяжении всей книги так и остается загадкой, чем же уникальны его представления) Каспер Кроне сталкивается с рядом проблем: выведенными в оффшоры немыслимыми гонорарами начинает интересоваться налоговая полиция. Как датская, так и испанская. Казалось бы, у него есть простой выход: бежать за границу, благо время это позволяет. Однако странной девочке, с которой он недавно познакомился, угрожает опасность, и он заключает соглашение с неким тайным религиозным орденом о том, что останется в Дании, а когда (если) c девочкой что-нибудь случится, придет на помощь. И действительно, случается: спустя год после заключения договоренности девочку похищают, и преследуемый по предписанию налогового ведомства полицией Каспер употребляет все силы на то, чтобы вызволить маленькую КларуМарию. Детективная часть тянется довольно уныло: Каспер проникает в одно учреждение, узнает нужную информацию, проникает в другое, узнает, проникает в третье — и так далее. Однообразие настолько сильно бросается в глаза, что автор оказывается вынужден специально указать на эту деталь как будто на имеющую какое-то особенное судьбоносное значение. Конечно, такая искусственная (ибо ее трудно назвать искусной) маскировка мало кого способна обмануть: налицо ни что иное, как точное повторение модели, заимствованной из компьютерных игрушек: для того чтобы пройти новую часть задания, нужно последовательно выполнить ряд заданий помельче — и те, кто когда-нибудь задумывался, как можно иначе построить компьютерную игру, поймут, что иначе ее построить сложно. Казалось бы, литература — не компьютерная игра, и здесь события могут развиваться как угодно… Да, но только не литература, написанная для того, чтобы доставлять сходное с физиологическим удовольствие — ведь чтобы читатель с большим интересом следил за развитием сюжета, его надо то и дело награждать (это хорошо понимал уже Гомер, когда после каждого боя проводил демонстративную раздачу трофеев).

Но «физиологичность», нацеленность на то, чтобы усладить часть сознания, связанную с чувствами, проявляется не только в своеобразно построенном детективном сюжете. Как это уже было у Хёга в «Смилле», его герой вновь — наделенный необычным восприятием человек. Именно такое несколько смещенное восприятие героя позволяет доставить читателю особенно изощренное удовольствие — на время чтения книги мысленно трансформировать и свои чувства тоже, представить, что он, читатель, тоже может воспринимать мир несколько иначе. А именно — слышать окружающие звуки так тонко, что весь физический мир при этом начинает восприниматься как звуковой набор.

Такая особенность героя ведет за собой и изменение техники письма: но даже сама эта техника, в другом случае может быть и оригинальная, здесь работает, во-первых, на упрощение описаний, а во-вторых, не может быть использована последователями, так как тесно связана со специфической особенностью героя. А значит, ее трудно признать новаторской. Кроме того, у повествования присутствует тот недостаток, что автор как будто выбрал для себя несколько стилистических регистров, которые время от времени переключает, но которых раз-два и обчелся — так что о стилистической игре приходится забыть, — и когда один из этих регистров включается снова, так и хочется сказать с досадой: «Ну вот, опять!»

Однако, если быть до конца честным, следует признать, что роман находится где-то между средней руки шедевром и просто «книгой, приятной во всех отношениях». И здесь, как ни странно (когда речь заходит о шедеврах), решающим моментом оказывается не вопрос «как», но «что», или, вернее, «для чего»? Какую реакцию стремится вызвать автор у читателя?

Вопрос этот можно рассматривать в двух плоскостях. Во-первых, поняв, к чему призывает книга.

По сюжету группа детей — а это особенные, обладающие экстрасенсорными способностями дети — собираются в Копенгагене, чтобы спасти мир от насилия и войн. Финал потянул бы на развязку какой-нибудь действительно великой книги, но, если вдуматься хорошенько, что говорит Хёг в своем романе — то окажется, что он пытается усыпить читателя, внушить, что все зло может быть побеждено без его (читателя) непосредственного участия, как будто бы по каком-то волшебству.

Та же самая тенденция реализуется и в самом повествовании. От страницы к странице автор стремится — вот именно что — всеми правдами и неправдами услаждать читателя, закутать его в плед и вложить в руку чашку кофе, наигрывая усыпляющие мелодии. Книги, заставляющие поверить, что все хорошо не только вот прямо здесь, в уютном кресле, в котором такие книги и следует читать, — но и будет хорошо впредь, могут нравиться, у них могут быть — и наверняка есть — свои ценители, но они никогда не окажутся достойными того, чтобы войти в золотую сокровищницу мировой литературы.

Ну да Питер Хёг к этому, похоже, и не стремился (что очень жаль, потому что, наверное, мог бы).


Источник: http://www.krupaspb.ru/piterbook/recenzii/index.html?nn=743
 

Другие рецензии на книги




Сортировать по: